Сергей Кирилов

  Легкий озноб разбудил мальчика в тот момент, когда время перевалило глубоко за полночь. Открыв  глаза, он не сразу понял, где  находится. Попытавшись нашарить одеяло и не найдя его, он мигом вскочил и стал озираться по сторонам. Вокруг лодки, насколько хватало глаз, простиралось спокойное море, которое постепенно терялось в  кромешной тьме. Было довольно прохладно. На небе сияли все те же звезды, от количества которых было светло, почти как при луне. Происходившее казалось мальчику сном, он никак не мог допустить той мысли, что его унесло в открытое море.

         Интересно, если я сплю, то почему мне холодно? – думал он, — ни разу мне не было холодно во сне! Мальчик сел на  ящик, стоявший в лодке и, сжавшись в комочек, обняв обеими руками колени, погрузился в размышления. 

         На вид ему было лет десять одиннадцать, хотя на самом деле ему было двенадцать. Невысокого роста, худощавого телосложения, он был одним из многих, самых обычных мальчишек своего городка. От других его отличало лишь то, что у всех подобных ему ребят были мама и папа, а у него не было. Двенадцать лет назад, рыбаки нашли плачущего младенца в одной из старых брошенных на берегу рыбацких лодок. Они отнесли его в городской приют. Там не очень охотно приняли больного, умирающего малыша, но благодаря заботе многочисленных нянек, малыш быстро окреп. Местный пастор дал ему имя Экспозито, от испанского слова «найденыш». Для всех обитателей портового городка так и осталось загадкой, кто его, новорожденного, оставил тогда в лодке.  Но, как водится,  Экспо воспитали в приюте до десяти лет, а потом отправили в «свободное» плавание. Как правило, мальчишками из приюта интересовались портовые служащие. Было удобно иметь на посылках маленького, проворного мальчишку, который мог  передавать распоряжения служащего в любой конец порта, в короткий срок, при этом не претендующего ни на что, кроме куска хлеба и миску рыбной похлебки. Жили такие мальчишки в портовой ночлежке, среди бездомных бродяг и спившихся матросов. Многие из них становились карманниками или куда более cерьезными мошенниками. Экспо удалось избежать этой участи. Видимо, его спасло то, что он всегда держался особняком. Его так и прозвали Экспо — Одиночка. И вот теперь, находясь вдали от дома, на старой рыбацкой лодке, посреди открытого моря, он плыл все дальше и дальше от своего родного городка. Маленькая фигурка мальчика, сидящего в лодке, была похожа на статуэтку. Экспо недвижно сидел и думал, думал, что ему снится сон, совершенно не подозревая о том, что его ждет впереди…

Так прошла ночь. С первыми лучами солнца над морем стал подниматься легкий туман. Стоял необыкновенный штиль, из-за отсутствия какой бы то ни было видимости, было совершенно непонятно двигается ли лодка, или стоит на месте. Экспо совсем продрог, ему очень хотелось есть, а особенно пить, но он оставался невозмутимым. Происходящее вокруг по-прежнему казалось ему сном, сказкой. 

Туман тем временем еще больше сгустился, Экспо не видел ничего дальше своего носа. Он откинулся на спину и, растянувшись во весь рост, попытался разглядеть небо. Но неба не было видно. Клубы белого пара поднимающегося над водой были похожи на облака. Казалось, что лодка плывет по небу среди облаков. Экспо представил себя могущественным небесным волшебником, который обладает властью над всеми существами на земле, которого все боятся и уважают. Он настолько проникся этими мыслями, что не вольно сделал величественный жест рукой, взмахнув ею так, как будто у него в руке находилась волшебная палочка. 

Sidebar